Благд    главная страница Яндекс.Метрика


"Цифровая экономика"











цифровые технологии были чем-то крутым и перспективным в 1970-е, ну, в 1980-е годы! сейчас 2010-е годы заканчиваются, и цифровые технологии — это водопровод, а программисты — это сантехники, т.е. у них там, конечно, что-то новое и важное тоже происходит, но передовой отраслью всего хозяйства они быть перестали, и столь пафосное внимание к ним государства только подчёркивает их выход в тираж соответственно, я понимаю, что фетиш роста производительности вычислительных машин и сетей, фетиш роста объёмов хранимых данных — это всё инерция той завершившейся эпохи, когда вычислительная техника была авангардом для простоты понимания - таким же фетишем в середине ХХ-го века была материалоёмкость: тогда все "молились" на тонны выплавленного чугуна, как потом стали "молиться" на частоту процессоров но как раз цифровые технологии позволили снижать материалоёмкость изделий! на смену корпусам из металла пришли пластиковые, возросли точность и тонкость изделий поэтому в ближайшем будущем нас ждёт взлёт по-настоящему новых технологий, одним из обязательных признаков которых является СНИЖЕНИЕ ЦИФРОЁМКОСТИ: как продолжать делать всё ещё лучше и лучше, но собирая меньше данных и выполняя меньше вычислений, т.е. меньше используя цифровые технологии? подчёркиваю: цифровые технологии использоваться, конечно, будут, но принципиально перестанет расти потребность в цифровых ресурсах, как это происходило до сих пор если мы с этой точки зрения посмотрим на блокчейн, то увидим, что это невероятно прожорливая по цифровым ресурсам технология, продолжающая повышать спрос на цифровую технику — это и есть главный посыл блокчейна: ваш цифровой фетиш ещё зачем-то нужен! "нужно больше чугуна! даёшь чугунные... телевизоры! чугунную посуду! чугунные книги!" понятно, что всё это закончится лет через десять превращением постиндустриальных стран с цифровой экономикой из "стран первого мира" в "страны второго мира", потому что рванут вперёд те страны (а точнее, какая-нибудь международная сеть анклавов из разных стран), которые научатся цифроёмкость всего понижать так что я готов обсуждать цифровую экономику только в контексте её подчинения со стороны новой, передовой, настоящей экономики будущего: то есть не как "создавать дальнейший спрос на увеличение выплавки чугуна вопреки всему", а как "сокращать чугуноёмкость всевозможных изделий, только улучшая при этом их пользовательские свойства" короче, для меня адепт цифровой экономики в 2018-м году — это законченный старпёр и позорный двоечник по стратегированию, мне с таким сотрудничать просто страшно, потому что я не могу понять, что сложного было проделать моё рассуждение самостоятельно и искать зону настоящего прорыва, где всё величие и прочее могущество по сию пору валяются безхозные?

снижение цифровизации означает, что мы с какого-то момента продолжаем успешно конкурировать и даже всё увереннее выигрываем против тех, кто по-прежнему наращивает свою цифровизацию, в то время как мы сами или перестали наращивать свою цифровизацию, или наращиваем её сильно медленнее (снижаем относительно прежнего темпа и уровня) — потому что мы сделали другую плоскость решающей в противостоянии, в обеспечении качества результатов о чём речь? есть хорошая иллюстрация из военной истории: римский полководец Марий придумывал такую пространственную расстановку своего военного лагеря, из которой в случае внезапного нападения на лагерь, бойцы в минимум движений оказывались в боевом построении для отражения атаки, т.е. он снижал алгоритмическую сложность программы засчёт предварительного осмысленного приготовления данных в памяти — он усложнял расстановки, чтобы упростить перестановки программист имеет дело с абстрактными данными, компьютер имеет дело с абстрактными данными, т.е. расстановка данных в памяти проста и бессмысленна, и именно поэтому нужно написать много сложных алгоритмов, чтобы получить осмысленный для предметной области результат — если же "готовить" (раскладывать и подписывать) данные в памяти (это будут уже не данные, а знания), то эта работа сократит потребность в алгоритмах, а значит, и в мощи процессора если усложнить работу по семантической классификации данных (и семантическому зонированию памяти), то это упростит программу обработки этих данных — а с точки зрения возможности обеспечивать исправный результат, как минимум, ничего не ухудшит тема семантических расстановок данных в памяти разработана человечеством гораздо хуже, чем тема алгоритмических перестановок (теория алгоритмов) — это дело будущего; но я хотел продемонстрировать, что составитель семантической расстановки данных (классификатора) приходится хищником тому, кто пишет алгоритмы перестановок абстрактных данных — успешная работа первого сокращает необходимость в работе второго, но профессия "классифициста" отнюдь не имеет такого же распространения, как профессия программиста (и прочих архитекторов вычислительных систем) — и это дело будущего






наверх!