Благд    главная страница Яндекс.Метрика


Мысленные деньги

  1. Денежная речь, "вакуумный" денежный носитель
  2. Контроль сферы обращения мысленных денег
  3. Воровство мысленных денег
  4. Случай в походе. Антон Макаренко (пример мыследенег)


ДЕНЕЖНАЯ РЕЧЬ, "ВАКУУМНЫЙ" ДЕНЕЖНЫЙ НОСИТЕЛЬ

у меня такая классификация материальных носителей речи:
  1. "твёрдая речь" — высеченная на камне, дереве,,, кристалле ЭВМ
  2. "газовая речь" — устная
  3. "жидкая речь А" — чернильная письменная
  4. "жидкая речь Б" — чернильная печатная
  5. "плазменная речь" — экранная

нужна она, чтобы описывать "путешествия" речи из одной материальной формы в другую: например, пришло к тебе электронное письмо в память компьютера, т.е. в кристалл, в "твёрдой форме", преобразовалось в изображение на экране, и увидел ты его в "плазменной форме", но прочёл вслух как "газовую форму"...

понятно, что каждый раздел нужно классифицировать на подразделы (соответствующая таблица Суз-Даля подсказывает, что в каждом из 5 должно быть по 4), чтобы они охватывали и такие экзотические, но реальные случаи, когда слово выкладывается человеческими телами, например (я бы отнёс этот случай к разделу "чернильная письменная", потому что люди из всех вариантов ближе всего к кляксам раствора по составу)

нетрудно заметить, что эволюцию материальных носителей денег можно представить частным случаем этой же классификации: чеканка монет, заполнения и подписи чеков, защитная полиграфия банкнот, криптография электронных платежей — всё это будут изощрённые "калиграфии" нанесения денежной речи на разные материальные носители; устная и экранная формы не самостоятельны, в них денежная речь не хранится, но дополнительно передаётся пользователю

при таком подходе мысленные деньги оказываются "вакуумным" материальным носителем денежной речи, поскольку дополнительного внешнего носителя нет, а функция его выполняется; действительно оплата при помощи мысленных денег в норме будет вестись так: продавец выставляет ценник на товар, покупатель подходит и берёт товар, при этом продавец прибавляет к своему мысленному счёту цену проданного товара, а покупатель вычитает со своего мысленного счёта цену товара, в честности они не сомневаются, денежных речей в каких-либо формах не издают — "денег не было", а платёж прошёл

чем мысленные деньги лучше, чем отмена денег? тем, что всё-таки учёт осуществляется, и будут работать денежные регуляторы всей экономики; так, например, честный человек с нехваткой денег на счету не подойдёт и не возьмёт товар, чтобы не создавать дисбаланса в экономике своим мошенничеством, потому что он экономику в целом понимает; вместо этого, поскольку ему даровано право распределённой эмиссии, но по некоторому правилу, он соблюдёт это правило и добавит себе на счёт сумму, после чего подойдёт и возьмёт товар; что за правило? например, есть вариант "эмиссии под здоровье", заключающийся в том, что если человек здоровеет, то может выпускать в экономику через свой личный счёт ежедневно бОльшие суммы, чем болеющий человек; нужно это для стимулирования профилактической медицины: если стал человек здоров, то вот ему максимум денег для поддержания здорового состояния, а он взамен — больше денег в экономику, в которой он же действует бодрее; а если, скажем, покурил или напился, то право выпускать деньги снижается или временно пропадает; не хватает денег и мгновенно их не заработать, а обманывать никого не хочешь? — совершил правильный поступок, разрешил себе выпустить денег на законных основаниях — и вперёд, покупай! лучше такой сложноорганизованный порядок, чем простая раздача продуктов населению? да, лучше: доступа населения к продуктам он, по сути, не ограничивает, но побуждает выполнять полезные действия и помнить о функционировании всей экономики как целого

кажется, эта прибавка нового этапа развития в историю денег проливает свет на их чисто речевую природу, что несколько неожиданно; теперь для меня вопрос: деньги — это разновидность самих имён числительных в составе языка (количественные, порядковые и денежные?), или это некая "экономическая размерность" (типа физических размерностей) при числительном, или это прямо неопознанная правильно какая-то из физических размерностей (точно не энергия)?

мне кажется, это числительные, но имеющие какую-то размерность, обозначающую количественное выражение соблюдения каких-либо правил, обеспечивающих доступ к материальным и нематериальным благам; это будет не конкретная физическая величина, а величина, обусловленная произволом общественного договора на текущий момент

    А что сделает нечестный человек с нехваткой денег на счету? Или в будетлянском обществе таких не существует в принципе?

    во-первых, меня больше интересует, чтобы честные могли вздохнуть с облегчением и получить адекватную их склонностям экономическую среду; почему мы сейчас все подстраиваемся под нечестных? надо давать пространство для роста честности, просто предлагая переходить на соответствующие отношения; и, конечно, переход нужно продумать с точки зрения защищённости (например, мысленные деньги — для мысленных же продуктов, но реально ценных, а не для всех!)

    но защищённость в конечном итоге зависит от запаса прочности системы, а вовсе не от возможности единичных нарушений; я увидел, что это может работать, на примере порядков в коммуне имени Дзержинского Антона Макаренко и его объяснений, как и почему он к таким порядкам пришёл; например, там совершенно потрясающие вещи были: случаи воровства случались, особенно новенькими, но отлаженный, спаянный, сознательный коллектив с какого-то момента вместо наказаний попавшихся начал всех отпускать с издевательским напутствием "ты ещё два раза украдёшь" — провинившиеся умоляли наказать их, а над ними потешались; потому что уже весь коллектив проникся уверенностью, что вор — это несмышлёный идиот объективно, соответственно, с ворами совсем перестали носиться, подстраиваться под них, бороться за их души и т.п. — коллектив понял, что может идти мимо к своим целям, жить и работать правильно, увлекать этим, а слабые люди будут автоматически исправляться в такой среде или в совсем крайних случаях автоматически вылетать; и это поняли именно дети, и именно все, и на своём опыте

    но есть обязательные условия наладки таких порядков, которые Макаренко проявил: например, должно быть реальное самоуправление, и каждый должен убеждаться, что он хозяин равноправный со всеми остальными, и спокойно может самоуправлением пользоваться, а также должен быть зримый орган ответственности перед коллективом как целым — Общее собрание абсолютно всех членов коллектива поголовно; при наличии такой инфраструктуры можно снимать замки на дверях и гуманизировать правосудие до предела

    у нечестности как у любого симптома есть причина в нездоровье организации, а неисправимая организационными методами клиническая патология самого человека — это исчезающая редкость

    вообще тот динамизм, которого достигнет честная подсистема, своими результатами просто перетрёт в пыль подсистему воровства, потому что акты воровства не складываются в динамичную систему сами; но для этого надо представлять цель, т.е. динамичное движение, ради которого нужна честность; чтобы начать, надо представить, а как на практике убедятся, так и массовость попрёт


КОНТРОЛЬ СФЕРЫ ОБРАЩЕНИЯ МЫСЛЕННЫХ ДЕНЕГ

мысленные деньги были придуманы, чтобы обойтись без криптографии электронных денег, да и без компьютеров вообще, но при этом современную денежную систему всё равно построить — производство, программирование и установку компьютеров нужно заменить воспитанием честности у пользователей

точнее, искомый навык пользователей мысленных денег можно назвать дисциплиной-по-Макаренко

    От советского гражданина мы требуем гораздо более сложной дисциплинированности. Мы требуем, чтобы он не только понимал, для чего и почему нужно выполнить тот или другой приказ, но чтобы он и сам активно стремился выполнить его как можно лучше. Мало этого. Мы требуем от нашего гражданина, чтобы он в каждую минуту своей жизни был готов выполнить свой долг, не ожидая распоряжения или приказания, чтобы он обладал инициативой и творческой волей. Мы надеемся при этом, что он будет делать только то, что действительно полезно и нужно для нашего общества, для нашей страны, что в этом деле он не остановится ни перед какими трудностями и препятствиями. Наоборот, мы требуем от советского человека умения воздержаться от таких поступков или действий, которые принесут пользу или удовлетворение только ему одному, а другим людям или всему обществу могут принести вред. Кроме этого, мы всегда требуем от нашего гражданина, чтобы он никогда не ограничивался только узким кругом своего дела, участка, своего станка, своей семьи, а умел видеть и дела окружающих людей, их жизнь, их поведение; умел прийти им на помощь не только словом, но и делом, даже если для этого нужно пожертвовать частью личного покоя. Но по отношению к нашим общим врагам мы от каждого человека требуем решительного противодействия, постоянной бдительности, несмотря ни на какую неприятность или опасность.

    Одним словом, в советском обществе дисциплинированным человеком мы имеет право назвать только такого, который всегда, при всяких условиях сумеет выбрать правильно поведение, наиболее полезное для общества, и найдет в себе твердость продолжать такое поведение до конца, несмотря на какие бы то ни было трудности и неприятности.

понятно, да? тут практически прямым текстом написано, что по-советски дисциплинированному человеку начальство уже не нужно, потому что его долг исполнять общественно полезные приказы раньше, чем они до него дошли, благодаря инициативе и творческой воле; не придумать себе самому правильный приказ правильного начальства — это нарушение гражданского долга; и такое наступает, когда каждый понимает всё общество насквозь, минимум, на уровне навыков руководства

в "Волоколамском шоссе" мы читали, как генерал Панфилов защитил в 1941-м году Москву, решившись на тактику, которая прямо опиралась на наличие у советских людей именно такой дисциплинированности: он понял, что на обязательной связи с руководством воюющих частей можно "сэкономить", сознательно забрасывая их во временное полное окружение и не считая при этом пропавшими для общего течения боя, потому что они будут самостоятельно думать и принимать согласованные в итоге друг с другом решения в целях победы над врагом, как будто у них единое командование сохраняется — это был как бы риск, но генерал Панфилов сделал на это ставку, и выиграл, и впервые остановил врага, показав источник советского превосходства над врагом, потому что эффективность задействования скудных ресурсов против уверенного и доселе непобедимого противника была повышена такой интеллектуализацией неимоверно

но система Макаренко существовала в пределах одной коммуны, вырастившей из себя несколько всё более передовых заводов подряд, а система Панфилова существовала в пределах одной дивизии, и даже когда их опыт независимо или подражательно воспроизводился другими, то это было суммирование общественных единиц небольшого масштаба, а не преображение всей системы — и всё постепенно откатилось назад, показав, что сталинизм не был только лишь этапом поступательного развития, но был по ряду направлений преждевременным забеганием отдельных групп людей в отдалённое будущее; когда тебе выпало родиться раньше, и ты никак не успеваешь дожить до некоторых прогрессивных перемен, и ты всё равно хотя бы частично устраиваешь их в своей жизни и наслаждаешься ими досрочно — это чистое будетлянство, как оно есть

у нас же сейчас положение другое: мы уверенно доживаем до этих перемен, для нас эти перемены уже не революционный прыжок выше головы, а будничная назрелость; соответственно, нам нужна не дисциплина-по-Макаренко на уровне отдельной организации типа коммуны, завода или дивизии, а нам нужно дисциплина-по-Макаренко для огромных социально-экономических систем как целого — и система финансовая как объект реформирования здесь очень хорошо подходит для начала; например, потому что она сопровождает торговый обмен между заводами, а как на заводах быть, проверенные методички уже есть; высокого уровня сознательной честности между живущими и работающими вместе людьми Макаренко добивался — а между не живущими и не работающими вместе, но входящими в единую экономику? этого в СССР сделать "не успели", потому что, как минимум, надо было запустить макаренковское воспитание в массовую школу, а этого сделано не было, и понятно, почему: макаренковское воспитание в пределе поднимает всех до руководителей и упраздняет классовость — прежде всего, это не нужно управленцам, а именно они свергли окончательно власть рабочего класса около 1991-го года, а если по сути, так и раньше

что такое в узком смысле денежная дисциплинированность?

дисциплинированный пользователь денежной системы думает не только о своём кошельке, не только об оплате потребностей своей семьи или своего предприятия, но и о соблюдении экономических интересов всего общества в целом, о наилучшем протекании экономического развития; и чтобы влиять на это, ему даны полномочия распределённого выпуска денег со своего личного счёта или сосредоточенного обесценивания денег со счёта своего предприятия, если оно относится к базовой отрасли типа энергетики или пищепрома — децентрализованной эмиссии и централизованной инфляции; чтобы этими полномочиями распорядиться, он должен понимать механизм денежной системы в целом, понимать экономику так, как сегодня её понимает во всём мире горстка лучших учёных (а услуги этих учёных в свою очередь будут не нужны); чтобы деньги распределённо обесценивались на счету каждого пользователя инфляцией, большого ума этому пользователю не надо, а вот для распоряжения правом выпуска со своего личного счёта денег в экономику, знания каждому нужны

и вот, оказывается, вместо чего тот же биткоин копирует по всем компьютерам пользователей данные всех счетов — на каждой машине есть данные обо всём, что происходит в системе, "голограмма"! а должно быть — полное понимание устройства финансов в голове каждого пользователя, и тогда можно распределять эмиссию (не сковывая её бессмысленно-вредным золотостандартным "майнингом"), после чего всякие криптографические ухищрения теряют смысл, и можно вообще перейти на честность и, соответственно, мысленные деньги; то есть всё-таки математическая и экономическая половины биткоина оказываются связанными, и вынужденная сложность математической половины проистекает из убожества экономической; проще говоря, создатели не понимают деньги и экономику, для которой их делают, и потому упоённо программируют, хотя при понимании денег можно упразднить материальную составляющую денег до полного "вакуума"

я уж не говорю о том, что денежная система, начинающаяся с доходчивого образования уровня самых крутых экономистов, необратимо заборет все остальные системы тем, что для их функционирования невежество большинства как раз обязательно, а однажды понявший схему человек, забыть её уже не сможет и платить по-старому не захочет


ВОРОВСТВО МЫСЛЕННЫХ ДЕНЕГ

я вчера попробовал представить себе кражу мысленных денег с распределённым выпуском, и у меня перестало получаться! оказывается, стимул воровать тесно связан с архитектурой денежной системы, где деньги выпускаются в небольшой области, а затем оттуда распространяются всем остальным; таким образом, большинство людей деньги всегда получают снаружи, и если заработок — это законная форма получения денег, то кража — это незаконная форма, но тоже получения денег; достаточно создать альтернативу получению денег снаружи, и с кражами начнутся проблемы; если сегодня человек, которому не хватает того, что он может или хочет получить как заработок, начнёт думать о краже, то тут ему предлагается следующее законное действие: выпуск в экономику денег через свой личный счёт; но, допустим, что человек исчерпал и выпуск по правилам, и всё-таки вернулся к замыслу кражи чужих денег; как это выглядит при мысленных счетах?

в нынешней системе желание человека сохранить свои деньги находится в голове, а сама величина денег находится на другом носителе, а с мысленными деньгами не так — желание сохранить деньги и сами деньги вместе находятся в голове; т.е. деньги на материальном носителе по определению приготовлены для кражи, а мысленные деньги — нет; кража возможна только в таком виде: вор говорит жертве, чтобы тот вычел со своего счёта сумму кражи, и прибавляет к своему счёту сумму кражи, "время спустя" жертва обнаруживает, что со своего счёта им же (!) списана сумма на счёт вора, которому он не хотел отдавать деньги, и бьёт тревогу о краже; получается, что, да, конечно, кража возможна, потому что мысленные деньги — это классические деньги, но она возможна в состояниях типа гипноза и, главным образом, не для того, чтобы увеличить свой личный счёт (его можно увеличить эмиссией), а для того, чтобы уменьшить чей-то другой личный счёт... но и то ненадолго, потому что, помимо преследования вора, жертва тоже может восполнить свой счёт эмиссией

тем не менее, хоть мы ослабляем кражу, но заводим второй тип возможных массовых нарушений: злоупотребление выпуском денег через свой личный счёт; такие систематические нарушения будут приводить к дисбалансам во всей экономике, поэтому для их предотвращения критически важно понимание всеми людьми общей картины и последствий своих решений, а ещё лучше — активная заинтересованность правильно влиять своей личной эмиссией на общую экономическую ситуацию; для этого общая картина процессов в экономике обязательно должна возвращаться и показываться всем пользователям денег; проще говоря, читать морали преступнику: "ты не заработал, украл, а кто-то работал, заслужил, а ты его лишил..." — это не очень перспективно, потому что вы до этого архитектурой денежной системы настроили всех на поиск денег снаружи своей головы, и тут уж кто-то зарабатывает, а кто-то крадёт, и вообще говоря объективная грань между бизнесом и бандитизмом вряд ли существует; и совсем другое дело, если вы уже успокоили каждого человека, дав ему второй способ получения денег именно что из своей головы, но за это таки-читаете ему мораль, что от того, на что и когда он будет пририсовывать себе деньги, зависит здоровье всего нашего экономического механизма, производящего все те блага, для которых и стремятся к деньгам

а если он будет недобросовестно вести личный счёт, например, забывать списывать оттуда деньги, если купил что-то, или забывать приписывать туда деньги, если купили что-то у него, а потом забывать предоставлять отчётность о состоянии счёта в общую эконометрическую систему, то ни он сам, ни все остальные пользователи не получат объективной целостной информации о процессах в своей экономике и не смогут разумно управлять ею дальше — таким образом, после вручения пользователю рычага участия в финансовом регулировании у него возникает заинтересованность в объективной эконометрической картине, для формирования которой и нужно честно вести свой счёт

по сути, вот она имитация Общего собрания из методики Макаренко, но в узком смысле одних лишь финансово-экономических вопросов, а не любых вопросов коллектива; на Общем собрании каждый член коллектива видит буквально весь коллектив, видит обсуждение любых дел всего коллектива, может выступить со своими оценками и предложениями, и таким образом он заинтересован в качестве Общего собрания как обратной связи о сообществе, частью которого он является — это естественная потребность знать, куда меняется среда твоей жизни, а иногда и повлиять на неё; также зная, что Общее собрание покажет тебе хорошие общие тенденции жизни коллектива, человек в остальной жизни делает всё возможное, чтобы общие тенденции улучшались; также и здесь: если вы должны быть честными, чтобы отразить процессы в свой экономике, чтобы потом ежедневно со своего счёта корректировать через личную денежную политику перекосы в этой экономике — вам интересно бороться за честность и совсем не интересно вносить искажения в общий процесс; это не значит, что не найдётся умственно отсталых и психически больных, которые внесут искажения — это значит, что это будут именно настоящие люди с нарушениями, а не нормальные люди, которых к антиобщественному поведению подтолкнула хронически идиотская организация экономики и денежного обращения в данном обществе

если же пользователь покидает такую денежную систему, т.е. перестаёт обслуживать свой мысленный счёт, предоставлять эконометрические данные, явно нарушает правила, то он ведь не покидает экономику? в какой-то экономике он после этого всё равно оказывается — но предоставляет ли эта экономика ему свой целостный портрет, рычаг проведения денежной политики и научные знания о том, как это делается? так он был в экономической жизни и всегда предупреждён, и всегда вооружён, а так вываливается в экономическую тьму — зачем этот частичный суицид? единственное, что к этому подтолкнёт — мечта жить глупо, плохо, зато недолго (такие люди бывают)

то есть, где долларовая система контролирует сферу обращения своих долларов, приставляя дуло сильнейшей армии к тем крупным хозяйственным субъектам, которые пытаются выйти из доллара и тем самым понизить удобство от держания доллара всем его пользователям, понизить универсальность доллара, там мысленные деньги как и в случае с упразднением криптографической защиты могут положиться на мышление — на потребность участников экономики знать, что в ней происходит в целом; американская великая армия порет нарушителей широты хождения долларов ради блага всех держателей долларов (что хорошего, что у вас доллары, а их вдруг где-то перестали принимать в расчётах напрямую? лучше бы везде их принимали — разбомбите этих смутьянов!); по сути, военная защита долларовой зоны в переводе на реалии системы Макаренко — это гигантское телесное наказание; система Макаренко позволяет сразу отказаться от телесных наказаний, а потом по мере усвоения коллективом принципов своей жизни, механизмов саморегуляции уходить и от наказаний вообще; стало быть, узкое применение этих принципов к финансовой теме должно позволить уйти от физических наказаний для охраны сферы хождения мысленных денег

и это же применимо для агитации за присоединение к системе мысленных денег: вступай, учись, честно соблюдай правила, получай экономические выгоды от широкой денежной самостоятельности и сквозной эконометрической информированности — как "бомбардировка НАТО наоборот", когда "бомбы" нынешней экономической разрухи как в обратной перемотке поднимаются с земли куда-то в небо, а на местах их взлёта возвращаются дома, заводы... соответственно, потом выйти из такой системы — всё равно, что вернуться к "бомбардировкам", но в перую очередь для себя, поскольку устойчивость общей системы к искажениям будет высокой



деньги состоят из денежного числа и материального носителя

материальный носитель в последние века совершенствовался: от металлического с чеканкой через бумажный со спецполиграфией до электронного с криптографией - всё по законам развития технических систем Альтшуллера (см. ТРИЗ или копию): уменьшение физической части изделия при сохранении функции и постепенное встраивание изделия в надсистему (вычислительных сетей - для электронных денег)

очевидно, что компьютеры для реализации денежных кошельков тоже избыточны, и есть ещё как минимум один носитель денег — это прямо мысли человека, "мысленные деньги"

никаких сетей и шифрований: вы просто помните свой счёт и выполняете все списывания и зачисления в уме; можете вести записи на бумажке, но она недействительна, действительно только ваше слово о состоянии вашего мысленного кошелька; совершаете покупку так: выбираете товар, продавец мысленно прибавляет к выручке предприятия цену товара, вы мысленно вычитаете из своего счёта цену товара (разумеется, если вам хватало денег на покупку), забираете товар

чем же обеспечить честность пользователей? более высоким массовым экономическим образованием, т.е. тем, что в прежних финансовых системах скрывалось или искажалось: все граждане и организации сдают свою финансовую отчётность в многоуровневую научную модель их экономики, та обсчитывает и выдаёт им разнообразную статистику о том, что у них в хозяйстве происходит — гражданам эта статистика нужна и понятна, поэтому если они будут искажать мысленные денежные операции, то испортят всему обществу, включая себя, точность моделирования их общей экономики — такой вот продвинутый стимул не обсчитывать друг друга

другое преимущество: при мысленных деньгах воровство не требует ума и усилий от вора, лишаясь ореола достижения; подделать металлическую, бумажную или электронную монету или сокрыть её от пытающихся поймать тебя за руку — большое мастерство или хотя бы хитрость, обсчитать человека, который верит тебе на слово, или придавить себе незаработанную сумму в уме, когда тебя некому проверить — проще простого, это удел последнего ничтожества, оттачивание мастерства здесь невозможно!

до мыследенег эмиссия происходила централизовано, а обесценивание (инфляция) происходила децентрализованно = на руках у населения, но легко можно себе представить обратную схему: эмиссия денег происходит децентрализовано = на руках у населения, а обесценивание (инфляция) происходит централизовано = на предприятиях отраслей, которым в конечном итоге платят все, типа энергетики и пищепрома (там излишек денег просто уничтожается)

мыследеньги исключительно удобны для организации децентрализованной эмиссии: каждый работник по договору получает не зарплату, а получает ежемесячный или разовый лимит на самостоятельную эмиссию денег в экономику со своего мысленного счёта — мыследеньги появляются у потребителей, а не долго спускаются к ним через сложную банковскую систему и государственные бюджеты от эмиссионного центра; тогда возникает ещё одна очаровательная замена воровству: человек приписывает себе лишние деньги, но затем идёт и уведомляет об этом государство, что он "взял себе пособие" или "взял кредит" — и таким образом он купил нужное и не испортил согражданам точность данных, просто его случай будет учтён в росте людей на пособии или закредитованности

обратите внимание, что в мыследенежной системе компьютерные сети тоже используются, но эффективно: для сбора и обработки экономических данных, для предоставления гражданам подробной информации об их хозяйственной жизни, которую они могут учитывать дальше в своих личных и деловых планах; тратить же вычислительные мощности на обеспечение математического доверия — это всё равно, что тратить металл на броню танков, которые после прекращения массовых войн останутся ржаветь в полях: лучше оставить людям свободу перестать обманывать друг друга и создать все стимулирующие к этому условия; при криптографии люди не могут друг друга обмануть в цифровых кандалах, но они и научиться быть честными друг с другом, понять выгоду от честности в цифровых кандалах тоже не могут!

повторюсь, "цена вопроса" — массовое настоящее экономическое образование, создающее у граждан потребность в получении разнообразных экономических данных о всём хозяйстве, для чего они будут от себя и своих организаций сдавать в систему как можно более точные экономические данные

также это требует и другого воспитания, других взаимоотношений между людьми — не чеканка, не спецполиграфия, не криптография, а мощная воспитательная технология является залогом надёжности мысленных денег и, разумеется, она будет создана, как были созданы все предыдущие системы (например, инфраструктура электронных денег тоже намного сложнее инфраструктуры бумажных — но появилась же?)

опять же электронный носитель денег — уже довольно старая и массовая технология, чтобы у неё все успехи остались в прошлом, а не в будущем (технология будущего "второго мира", а не "первого")




не уверен, что вы меня поняли... нужны технология массового качественного преподавания экономики, технология целостного моделирования экономики и технология воспитания граждан — они уже есть, но неизвестны за ненадобностью, так скажем; а технически ничего экстраординарного не нужно

и, наверное, не стоит называть мыследеньги нейроденьгами, потому что никаких нейротехнологий тоже не нужно — это как вообще приучение людей к самим деньгам, но на более высоком уровне: вы же можете на базаре схватить товар и попытаться сбежать, не соблюдая денежную технологию? но большинство выучилось, как деньги работают, и не пытается воровать; также и тут: да, вы легко можете обмануть, но вы выучились использовать экономические данные (и вам ЛЮБОПЫТНО иметь более точную картину экономических процессов!) и не желаете их портить своим обманом для других и себя, вы в целом хорошо относитесь к согражданам и осознаёте ответственность за генерацию своего куска данных в соответствии с жизнью

* * *

вот, Александр, "запоминание циферок" как раз и нужны, чтобы снять противоречие между личными и коллективными/общественными интересами — сама эта деятельность по ведению своего личного счёта и подачи своей личной отчётности в систему моделирования (а также ведение счетов и подача отчётностей в рамках занимаемых должностей в организациях) создаёт для всех граждан Общую Цель, результат которой принадлежит каждому (данные моделирования доступны всем и могут отвечать потребностям всех: кого-то интересует их отрасль, кого-то прогноз цен на топливо и т.д.), но требует личного осознанного участия в его изготовлении; при этом интересы личности, любого коллектива (например, коллетива фирмы) и всего общества хотя бы в этом вопросе становятся сонаправленными, эгоистическое и альтруистическое достигаются одним и тем же действием, поэтому никаких специальных альтруизмов прививать не надо, как и бороться с эгоизмом не надо; достаточно показать людям, "как это работает", т.е. научить экономике по-настоящему и всех, а также иметь действительно хорошую систему моделирования!

* * *

а он не идеалистический, а самый что ни на есть практический и проверенный: Антон Макаренко в 1920-1930-е годы по такой методике перевоспитывал беспризорников с 100%-ным отсутствием рецедивов, чего, кроме него, не показывал никто и нигде; но главное, что они же, воспитанники, передовые производства создавали у себя: электроинструмента, фотоаппаратов - были в авангарде индустриализации, т.е. они видели как иное поведение делает их могущественнее всех вокруг; эта схема генерирует мощь для своих участников; она не обязана обхватывать всё население, просто у участников системы всё попрёт в гору (они станут "первым миром" относительно окружения с электронными финансами в том числе); в эксперименте Макаренко слабость была в том, что он в государственном учреждении это всё делал, поэтому его прикрыли, даже несмотря на успешность, а точнее по причине успешности; если удастся поднять систему самим, то её уже будет не остановить; и ещё Макаренко делал упор на реальный сектор в качестве общего хозяйственного дела, а я вот придумал как сделать общим делом для воспитательного эффекта сектор финансовый, и это легче

то есть вот есть у нас какая-то сеть организаций с достаточным разнообразием товаров и услуг, которая решает создать мыследенежную систему, она обзаводится средой многоуровневого экономического моделирования и начинает регулярно туда загружать данные силами своих участников — очевидно, что для неё остальная экономика становится "внешним миром" безотносительно гражданства участников; но это не просто "раскрытие экономических данных" ради нужд науки — это поддержание в работоспособном состоянии супергибкой финансовой системы, которой все тоже пользуются! и одновременно это же общее дело с сонаправленностью целей на личном, коллективном и общесетевом уровне, результат которого равно принадлежит всем, что имеет воспитывающий эффект само по себе

да, а при внешнеэкономических связях мыследеньги будут же меняться на любые другие деньги, т.е. внешнеэкономические акторы будут поставлены перед фактом необходимости доверять мыследеньгам, если они хотят вести с этой сетью организаций какие-то сношения (а мы мыследеньги выдумываем же, хотя и по правилам!) — и никуда не денутся, будут менять!

причём, может быть как-нибудь так: к человеку из внешнего мира, который хочет чего-нибудь закупить за мыследеньги, приставляется сопровождающий с мыследенежным счётом, и он берёт с гостя его рубли, доллары, криптовалюту, и со своего мыследенежного счёта оплачивает интересующую гостя покупку за мыследеньги (гостю мыследеньги в голову никто не даст без прохождения обучения и членства в сети организаций); всё это будет воочию демонстрировать превосходство честных и массово экономически грамотных граждан перед нетакими

короче, поскольку производство внутри мыследенежной сети должно рвануть будь здоров, то снаружи на его продукцию всё равно будет спрос, так что мыследеньги придётся признать валютой, и так у сети сформируется уже запас иной, немысленной валюты, чтобы закупать снаружи необходимое, что в нашей сети не производится

да, и позиционировать всё это можно не как производственный или финансовый, а как в первую очередь воспитательный проект: типа, учим людей быть хорошими, а что инновационные заводы всякие рождаем и как бы финансы — то просто побочные от воспитательного процесса отходы...



Антон Семёнович Макаренко

СЛУЧАЙ В ПОХОДЕ

"Несколько лет назад, закончив полугодовой план на своем заводе, #коммуна отправилась в поход. В этом году был большой поход, к нему готовились с самой осени. Поход - дело сложное.

В начале июля четыреста коммунаров маршем прошли к вокзалу, взволновали город звоном своего могучего оркестра. За последним взводом малышей шумели три грузовика обоза. На грузовиках сложено все наше имущество: провизия, корзинки с костюмами, чемоданы, даже мелкие вещи, в строю ведь не полагается нести что-либо в руках. Однако в первом взводе все-таки несут чемодан. А в чемодане деньги. За зиму каждый коммунар накопил из заработка несколько десятков рублей чистых сбережений, а некоторые и больше сотни. Деньги эти еще не были выданы коммунарам, а общее собрание так и решило: не нужно их сейчас раздавать, а то растратим, а на Кавказ приедем без денег. Поэтому деньги находились на моей ответственности. Я сложил их в чемодан среднего размера, и они насилу-насилу в нем поместились - пятьдесят пять тысяч рублей и все пятерками и тройками. С большим трудом закрыл я крышку чемодана, а потом посмотрел на него с грустью:

- Что же это выходит: я должен весь поход носить этот чемодан?

Председатель совета шестнадцатилетний Шурка Неварий попробовал чемодан на вес и завертел головой:

- Действительно; тут пуда полтора. А как же быть?

И другие ребята задумались. Кто-то сказал:

- Пятьдесят пять тысяч рублей - не шутка. А у нас народ разный есть.

Народ в коммуне был и в самом деле разный. Почти все пришли в коммуну из беспризорности, а некоторые и тюрьмы попробовали. В коммуне все были хорошими товарищами, но случалось, нет-нет, да и пропадет у кого-нибудь рубль или три - украли. А здесь большие деньги - большой соблазн.

Думали старшие и решили: отдать чемодан с деньгами на хранение первому комсомольскому взводу, пускай как хотят, так и управляются с ним.

Первый взвод не уклонился от ответственного поручения, и поэтому в их рядах всегда болтался у кого-нибудь в руках черный чемодан среднего размера.

Поход был большой. Девятьсот километров проехали поездом до города Горького, в Горьком дня четыре гуляли, побывали в Балахне, на автомобильном заводе, по городу сделали маршей не меньше, как километров на сорок. И всегда в первом взводе немного портил строй этот самый чемодан.

Потом мы заарендовали пароход и поплыли вниз по Волге. Плыли долго, не спешили, останавливались в каждом городе. На пароходе я начал ребятам выдавать деньги. Выдавал понемножку, чтобы и на Кавказ осталось, но все же за десять дней плаванья роздал восемнадцать тысяч пятьсот сорок один рубль двадцать пять копеек. При каждой раздаче составлялся список, и в нем ребята расписывались. Списки эти я складывал в другой чемодан, в котором находилась наша походная канцелярия. Этот чемодан тоже находился при первом взводе, только его не носили в строю, а сдавали в обоз.

В Сталинграде мы распрощались с пароходом и сели в поезд, чтобы ехать в Новороссийск. Поезд нам дали плохой и почему-то без освещения. Я поместился в вагоне первого взвода. Проверив караулы в каждом вагоне, я заснул. А разбудили меня рано утром общее волнение и крики в вагоне. Меня тормошили, и я еще не успел проснуться, как мне все хором закричали: только что, когда поезд отошел от какой-то станции, один человек вскочил в вагон, закричал что-то, пробежал к другому выходу, по дороге схватил чемодан и выпрыгнул вместе с ним на ходу.

- Чемодан?
- Да, чемодан. Только не тот. Он хотел, видно, с деньгами, а ухватил другой... с канцелярией.
- А где это ребята?
- Да почти все попрыгали.
- Куда попрыгали?
- А за ним. За вором попрыгали.

Поезд шел на последнем перегоне к Новороссийску. В этом городе мы стояли два дня, собирались сесть на пароход. И два дня с нетерпением ждали возвращения первого взвода. Ребята пришли только к вечеру второго дня, голодные, уставшие и подавленные неудачей. Вор, как только спрыгнул с поезда, бросился в лесок и как сквозь землю провалился. Коммунары исследовали все окрестности Новороссийска, сделали не меньше сотни километров, но ничего не нашли.

Собственно говоря, грустить было мало основания. В чемодане ничего особенно ценного не было. Но вдруг я вспомнил, что в нем лежали списки на полученные ребятами деньги. Выходило так, что я не мог отчитаться в расходе восемнадцати тысяч рублей.

Я собрал совет и объяснил ребятам затруднительность моего положения. Ребята задумались. Шурка сказал:

- Да. Дело скверное. Надо новые расписки взять... только много есть таких... неправильно напишут... как будто меньше получили... напишут.

Но у меня другого способа и не было. На общем собрании я просил ребят, чтобы каждый написал на отдельном листке бумаги расписку на все деньги, полученные в дороге.

Поздно вечером в совете стали приводить эти расписки в порядок. Все-таки их было четыреста.

Расписки разложили в маленькие папки по взводам и отдельно подсчитывали каждый взвод. Шурка сидел как на иголках и шептал:

- От интересно... все ж таки... советские люди... а накроют, честное слово, накроют.

Помолчит немного и опять волнуется:

- Я так думаю, рублей на пятьсот накроют вас, Антон Семенович.

Кто-то возразил ему:

- Нет... рублей на сто, больше не накроют.

Перед Шуркой на столе лежит чистая тетрадь, и на ней огромными цифрами написано: 18 541 р. 25 к.

Эта цифра была взята из моей записной книжки, где я записывал все расходы по походу.

Скоро взводные итоги были проверены и записаны. Шурка взял карандаш, чтобы подсчитать общий итог, раза два просчитал цифры копеек и вдруг бросил карандаш:

- Не могу, честное слово, не могу. Считай ты, Колька!

Колька взгромоздился на стул и начал вслух:

- Три да четыре - семь, да пять - двенадцать, да девять - двадцать один...

Он записал первую цифру итога: 5

- Правильно! - заорал кто-то. Все промолчали. Через две минуты рядом с пятеркой появилась новая цифра 2.
- Здорово, - закричал тот же голос.
- Да чего ты орешь? - рассердился Шурка. - Подумаешь, здорово! В копейках никто не наврет. Считай дальше!

Колька просчитал и прошептал чуть слышно:

- Шесть.
- Сколько?
- Шесть.
- Не может быть, считай сначала, да считай правильно! Чего ты с ногами на стуле сидишь? Сядь, как человек!

Колька сел, как человек, и осторожно, нажимая на каждом итоге, просчитал цифру единиц.

- Шесть.
- От сволочи! - сказал Шурка. - Ну, черт с ними, пиши шесть.

Колька написал рядом с копейками: 6.

- Ну, и народ же какой поганый! - произнес со злостью Шурка и глянул за окно. Там стояла толпа коммунаров, и один поднял к Шурке напряженное лицо:

- Шура, ну что? Правильно?

- Где там правильно? У вас разве может быть правильно. Сказано, беспризорники! За окном затихли.

У Кольки вдруг рядом с шестеркой появился дикий и неожиданный ноль.

- Что такое? - Шурка бледнел все больше и больше. - Считай еще раз.

Но и проверка не изменила ужасной картины: ноль. Шурка махнул рукой и поднялся из-за стола:

- Я не могу. Я ухожу.

Я удержал его за руку. Он стал в безразличной позе за спиной Кольки и боком следил за его карандашом. Карандаш вдруг медленно и слабо начертал в столбике сотен: 2.

Колька вспотел и откинулся на спинку стула:

- Два. Двести, значит.
- Еще раз! - громовым голосом заорал Шурка. Колька стремглав бросился к бумаге, но считал основательно, медленно, громко:
- Три да семь - десять, да еще четыре - четырнадцать, да девять двадцать три, да четыре - двадцать семь, да пять - двадцать девять.

Шурка быстро поднял руку и стукнул Кольку по голове:

- Да что же ты со мной делаешь? Каких девять, каких девять? Два.

Никто не возразил против расправы. Колька встряхнул головой и пошел дальше. Под цифрой сотен стала пятерка.

- Фу! - вздохнул Шурка. Все улыбнулись.

Все остальное было правильно. Общая цифра вышла:

18506 р. 25 к.

Все устало замолчали. Кто-то сказал:

- Значит, тридцать пять рублей. Ну, это еще ничего.

Грустно все-таки задумались. Колька мечтательно смотрел на свой итог и как будто про себя сказал:

- А все отдали бумажки? Шурка скучно посмотрел на него:
- Все.

И вдруг открыл глаза и хлопнул себя по лбу:

- Ах, я, старый дурак, ах, сволочь какая! На! Из бокового кармана он выхватил бумажку и бросил Кольке. На ней была написана расписка в том, что Александр Неварий получил в счет заработка тридцать пять рублей.

Все громко и радостно засмеялись. Шурка подбежал к окну и заорал:

- Правильно! Тютелька в тютельку! Копейка в копейку!

За окном дико заверещали "ура!". Шурка сидел и улыбался, а потом сказал спокойно и уверенно:

- Собственно говоря, иначе и быть не могло".



наверх!