Благд    главная страница Яндекс.Метрика

Сделка

ОТКАЗ ОТ ПУБЛИКАЦИЙ, ОТКАЗ ОТ СДЕЛОК

в своё время я решил никогда не готовить чистовых публикаций (статей, книг, заявок на конкурсы), потому что это пустая трата молодости — лучше в черновике продумать ещё один сущностный вопрос, чем топтаться на месте с оформлением уже известного; и лучше навязать остальным привычку читать мои черновики, чем мне опять-таки тратить продуктивное время на донесение идей людям, которые не любят идеи, меня и интересную жизнь, а хотят заставлять умных людей отрываться от мышления на ровном месте

правда, это не означало, что я таковые статьи не пытался писать даже вопреки принятому решению — я просто всегда на 70-80%% их готовности начинал придумывать новое, и потому содержание намечавшейся статьи честно теряло актуальность, а новое требовало проработки, так что статья забрасывалась; попутно я узнал, что таким же качеством обладал Велимир Хлебников: если редактору журнала, куда он приносил заказанное стихотворение, приходило в голову посоветовать какие-то исправления, то основатель будетлянства садился при нём и начинал исправлять, но так увлекался, что получалось фактически новое стихотворение такой же степени сырости, как изначальное

опыты показали, что практически не встречается соблазна или угрозы, которые заставили бы меня оформить чистовик; обычные умственные работники, которые согласились, что удовольствие от вознаграждения от посторонних творчеству сдувшихся по жизни людей выше, чем удовольствие от продолжения мыслительного поиска (успеть понять как можно больше как можно раньше), как ни в чём ни бывало пишут и публикуют статьи, готовят презентации для конференций и выступают на них, сдают выполненные работы начальству — но из моих глаз они выглядят как неповоротливые потерявшиеся черепашки, к тому же в аквариуме

невозможно объяснить, зачем они так делают, потому что продвижение в знаниях и идеях дало бы им гораздо больше, чем они могут получить, толпясь на месте ради социально-экономических условностей: они бы поняли, что ещё можно делать в окружающем мире, а так они не успевают этого понять, занимаясь оформительством, и все их награды-зарплаты — ничто рядом с упущенным из-за хронического недомыслия; например, в аспирантуре я не остался, потому что в ходе подготовки диплома увидел в научных сотрудниках кафедры обычных людей, которые живут и зарабатывают как все, но только исследованиями и преподаванием, но не увидел исследователей и преподавателей, которым при прочих равных плевать на всё, кроме науки и учения других; я понял, что оставаться в их коллективе попросту опасно для рассудка — что моя сознательная жизнь оборвётся в тот момент, когда я соглашусь на такое

по этой же причине я впредь избегал зарабатывания умственным трудом: люди, возомнившие себя работодателями или заказчиками, совершенно не способны давать интересную работу и ставить интересные задачи умственному труду! это, скорее, нескончаемая свора безумных распоясавшихся мракобесов, от которых следует, как минимум, держать свой разум подальше; собственно, это главная претензия к рыночной экономике: ну, не может разуму ставить задачи "рынок" глупцов! разум, который на такое согласился, не разумен, и это проявится также во всём, чем он занимается — всё, что делается для рынка, с гарантией является плодом зашуганного слабоумия в самом замысле; профессиональные интеллектуалы выглядят умными только между собой и таких как Хлебников или я нарочито не ищут и в свой круг не заманивают как воздушные шарики не приглашают к себе иголок

когда ты стоишь перед выбором: начать оформлять свою идею, чтобы кому-то показать, или же продолжать развивать её самому, экономя на оформлении для других, — это выбор о том, в кого ты веришь: в мощь тех, кто не хочет и не может разбираться в твоих идеях без оформления (чужих тебе и твоему делу людей), или же в мощь твоего разума, который нужно кормить свободным временем засчёт хотя бы упрямого бойкота посторонних занятий? соответственно, оформление чистовика оказывается болезнью, "протечкой" из-за повреждения рассудка, проявлением ужасающего комплекса неполноценности мыслящего человека перед немыслящими людьми, которые шипят на него: "мы ничего не поняли! ты, что издеваешься? оформи, как следует" — нет, уж, если я умный, то буду применять ум по назначению, а если вам ума не достаёт, то вы будете пока что брать усердием и продираться через мои черновики засчёт своего времени, пока тоже не поумнеете, не придумаете что-то интересное, и тогда я также стану продираться через ваши черновики из интереса к вам

собственно, я сам никогда ни от кого не требовал даже в мыслях что-либо оформить поудобнее для меня, и именно это качество меня невероятно возвысило: много ценных идей, которые не встретишь в научных журналах, я откопал в интернет-публикациях исследователей, которые в силу самых разных причин не соблюдали норм научных публикаций; по большому счёту если публикация хоть чем-то не похожа на "шизу фрика", то я рефлекторно не жду от неё многого — потому что знаю, что мощный мыслитель на каком-то этапе неминуемо разорвёт на себе приличные одежды и начнёт ставить собственное удобство ради порождения идей выше общественного удобства их быстрого понимания; для него станет сверхзадачей: "главное, родить максимально возможное для своего разума, а там разберёмся (или разберутся без меня)"; если человек готов что-то оформить ради получения чего-то от общества, то он не любит ни себя, ни свои мысли, ни в конечном итоге общество, которому достанется от него меньше, чем могло бы

стремление выискать здравую идею или всё-таки ошибку в текстах таких людей развило у меня навык "перенимать образ мысли другого человека", перенимать и затем вести диалог с имитацией этого человека уже в своей голове, когда мне хочется и о чём мне хочется, "отвечая как он бы ответил" — если вы хотите, чтобы вам всё писали на вашем внутреннем языке, то вы такой навык никогда не разовьёте; что и происходит, по-видимому, с академическими учёными в их стерильной среде; я же увидел, что договариваются между собой авторы плохо, но прилежный ученик вроде меня может перенять стили мышления всех ссорящихся авторов и провести между их имитациями "круглый стол" внутри собственной головы, получив те результаты, которые из их сотрудничества могут родиться

то есть я начинаю с того, что отказываюсь тратить время на неразвивающие действия с собственным творчеством (оформлять идею, вместо того чтобы развивать дальше, перерастать и, возможно, отбрасывать её), следовательно, я перестаю требовать это от других, следовательно, я всегда требую от себя разбираться в сколь угодно плохо написанных чужих работах, следовательно, я учусь проникать в стили мышления других творческих людей, следовательно, я могу потом не пытаться договариваться с ними для объединения наших мышлений, а просто копировать их мышления в свою голову и получать результаты совместного творчества там (эта цепочка осуществилась ещё за годы моего студенчества, т.е. до 2009-го года); а в это время жалкие полудурки, извиняюсь, выступают на конференциях с докладами перед себеподобными, получают зарплаты за выполнение нелепых заданий (как в школе привыкли), и ничего не понимают, ничего не могут, ничего интересного не хотят

как говорит известный и затравленный физик, конструктор летающих тарелок, Александр Кушелев: "самое трудное в жизни — это предпочесть дальнейшее развитие таланта его использованию"; ведь за это самое "дальнейшее развитие таланта" тебе не прилетит снаружи ничего хорошего — только безразличие, забвение, нищета, злое осмеяние, подозрительность (зато изнутри хорошего прилетит много: ты разовьёшься на шаг дальше, будешь иначе видеть мир и свои возможности в нём); всякое использование таланта — это не "обмен на другие нужные ресурсы", как успокаивают себя различные переоценённые личности, а это остановка навсегда, которую уже не наверстать, возможно, что и никому больше, если ты добрался до переднего для всего человечества края (а стремится надо к этому); сколько я видел единомышленников, которые, сделав гримасу, что умнее, практичнее, расчётливее, социализированнее меня-дурачка, уходили "временно подзаработать, чтобы продолжать исследования в лучших условиях" — они либо не возвращались, либо теряли темп саморазвития, и просто не могут до сих пор догнать некоторых идей, которые я успел освоить, пока они отсутствовали; они "заработали" себе фиаско

ещё один мой принцип принятия решений: всегда выбирать тот путь, которым можно хоть чуть-чуть, хоть ещё какое-то время, но двигаться вперёд имеющимися силами, вместо того чтобы пускаться на поиски сомнительной помощи, которая может не прийти или прийти вместе с недопустимым вредом, а время будет безвозвратно потрачено; от этого принципа я тоже отступал иногда, однако затраты на поиски внешней помощи приводили к потерям, а затраты на самое радикальное и безрассудное собственноручное творчество всегда оставались при мне и накапливались, продвигая вперёд; когда я нахожу партнёра, от которого начинает зависеть ускорение дела, то от него же начинает зависеть и его замедление — дальше я хочу ускорять дело непрерывно, а партнёр на каком-то этапе ломается, выдёргивает свою помощь, и дело обрушивается на старые позиции, но с чистой потерей времени; по счастью, когда я заводил партнёрство, то никогда не прекращал одновременной собственной работы, и именно эта работа в итоге позволяла мне оставаться на ходу, тогда как партнёрство оборачивалось убытками (что указывает на существующий всегда неявно чудовищный запас прочности у моего подхода); и дело тут не в выборе плохих партнёров: я буду поднимать ставки всегда, поэтому у самого хорошего партнёра найду тот предел, за которым он превратится-таки в плохого; партнёры должны быть учениками или единомышленниками, разделяя со мной эти максималистские установки

* * *

и вот теперь я на пороге похожего крупного решения, поэтому и оглядываюсь на пройденный путь... я вижу, что принцип мирного игнорирования общественных условий нужно с публикаций распространить и на привлечение материальных средств как таковое, а именно отказаться в одностороннем порядке от сделок, в которых с нашей стороны предполагаются материальные затраты на выполнение условий второй стороны, но при этом всё проходит добровольно для второй стороны — то есть "просто дайте", "просто выполните наши условия без оговорок", "просто возьмите основные расходы на себя" — мы должны ввести этот формат в обычную деловую практику (между будетлянами и землянами) — при этом на встречный вопрос "а что вы нам сделаете, если мы откажемся?" следует честно отвечать "ничего не сделаем, просто вы не поспособствовали нашим планам" и уходить

штука в том, что платить за строительные материалы для нас не вариант, тратить силы на рекламные кампании для нас не вариант, создавать какие-то силовые структуры для рейдерства или самообороны для нас не вариант — мы ничего не успеем, если пойдём этим путём, к тому же обрастём лишними попутчиками из старого мира, которые будут тянуть всех назад своим профессиональным скудоумием; мы можем только объявлять всем единственные условия, которые нас устраивают — кратчайшие: вы беспрекословно нам даёте всё, что мы попросим, вы сами нас ищете, сами нам приносите, вы нас внимательно слушаете, а не мы боремся за ваше внимание, даже если вы сильнее и вооружены, вы никогда на нас не нападаете — почему? — потому что только в этом случае мы исполним свои планы, и вы не будете той помехой, которая нам помешала

да, это звучит невероятно, но это идеальный вариант, который всё-таки имеет шансы сработать; нас устраивает ТОЛЬКО это, значит, так мы и будем учиться действовать; если нам всё необходимое все будут давать просто так, не требуя для этого захватывать власть, оформлять эффектную рекламу, добиваться инвестиций, то мы успеем создать мировую сеть, более мощное научное сообщество и построить летающий город за стремительные 6 лет, но если мы сами себя обяжем сначала захватывать власть, сначала привлекать инвестиции, сначала бороться за внимание людей с другими СМИ, то мы не сможем сделать этого ни за 6 лет, ни за 60, ни за 600 — поэтому либо нам всё нужное дадут просто так, и поэтому наши планы осуществятся стремительно, либо мы будем страдать фигнёй до конца жизни и ещё ничего из желаемого так и не увидим "в металле"! то есть выбора, на самом деле, нет — люди, которые не проникаются нашими планами и не отдают то, что мы просим, это вообще не люди, поэтому... мы лишим их возможности осмысленного общения с нами: так тебя не интересует интересное? до свидания, бревно! — и весь разговор; в конце концов жизнь человека-бревна отвратительна, поэтому отдавать будут — отдавать то, что нам нужно, говорить с нами об интересном, развиваться в будетлян сами

нужно просто понять, что если у тебя лучше планы на жизнь, то ты имеешь право просить, чтобы тебе всё нужное для этих планов отдали без условий только на основании того, что у тебя интересные планы, а у них — нет; больше тебе не нужно ничего: ты ничего не должен давать взамен (даже гарантий исполнения планов, ведь планы могут поменяться на ещё лучшие — никакая помощь не должна сковывать мысль), ты не должен создавать никакой угрозы для других (типа, если не дашь, то мы тебя убьём — точно не убьём, скорее, ты нас можешь убить, но ты всё равно останешься неинтересен даже самому себе), ты не должен выполнять никакой работы для других (но много работаешь над осуществлением и улучшением своих планов, это безусловно); если на твою просьбу не отреагируют положительно, то просто мирно уходишь, вычеркнув собеседника из внутреннего списка разумных явлений, способных обсуждать интересное — до момента, когда собеседник сам проявит себя, вернувшись к обсуждению этих планов и тем самым снова проявившись в списке разумных явлений; это достаточно малозатратно, чтобы дать нужный объём ресурсов за нужное стремительное время, и есть мизерный шанс, что это сработает — нужно этот шанс увеличить




наверх!